Flip

Jan. 21st, 2017 06:11 pm
proxodimec: (Default)
Одна моя знакомая организовала в Джакарте так называемый "писательский клуб" - на самом деле, просто благородный повод для жутко общительных и жутко стеснительных индонезийцев встретиться и пообщаться, хотя авторы, и впрямь неплохо владеющие виртуальной клавиатурой, тоже иногда заглядывают. Суть еженедельных встреч такова: оглашается тема, и в течение получаса все участвующие пишут на неё короткий рассказ, очерк или стих. Впрочем, стихов, кажется, ни разу не было, разве что "стихи в прозе". Так или иначе, я с удовольствием подключаюсь к игре, когда оказываюсь в столице, и пару таких быстро приготовленных экспромтов рискну опубликовать здесь.
.
Рассказ третий. Тема: randomality.

Read more... )
proxodimec: (Default)
Одна моя знакомая организовала в Джакарте так называемый "писательский клуб" - на самом деле, просто благородный повод для жутко общительных и жутко стеснительных индонезийцев встретиться и пообщаться, хотя авторы, и впрямь неплохо владеющие виртуальной клавиатурой, тоже иногда заглядывают. Суть еженедельных встреч такова: оглашается тема, и в течение получаса все участвующие пишут на неё короткий рассказ, очерк или стих. Впрочем, стихов, кажется, ни разу не было, разве что "стихи в прозе". Так или иначе, я с удовольствием подключаюсь к игре, когда оказываюсь в столице, и пару таких быстро приготовленнык экспромтов рискну опубликовать здесь.
.
Рассказ второй. Тема:
The choices we make. )

Karaoke

Nov. 24th, 2016 11:29 pm
proxodimec: (Default)
Одна моя знакомая организовала в Джакарте так называемый "писательский клуб" - на самом деле, просто благородный повод для жутко общительных и жутко стеснительных индонезийцев встретиться и пообщаться, хотя авторы, и впрямь неплохо владеющие виртуальной клавиатурой, тоже иногда заглядывают. Суть еженедельных встреч такова: оглашается тема, и в течение получаса все участвующие пишут на неё короткий рассказ, очерк или стих. Впрочем, стихов, кажется, ни разу не было, разве что "стихи в прозе". Так или иначе, я с удовольствием подключаюсь к игре, когда оказываюсь в столице, и пару таких быстро приготовленнык экспромтов рискну опубликовать здесь.
.
Рассказ первый. Тема:
Karaoke )
proxodimec: (Default)
I light stars. It's my job, that's all, take it or leave it. For hobby's sake i prefer experiencing new drinks, somewhat less often - new conversation partners. And i'm very fond of linguistics: after all, this reminiscence, certain insights into the etymology of local words, is the only thing i can preserve from the cultures i shall never see again.
Yesterday i drank warm suspension made of ground seeds which were apparently named after a small province in one of the southern countries - amusingly, at a distance of about 1/4 the equator length from that province, in a city that bears the name of its founder, a fratricidal hero. The method of preparation - extraction by water vapor - translated from the local language as "well defined", or possibly "rapid". That was hard to deny, especially considering the routine of brewing a particular type of leaves in the countries east of here.
She approached my table herself, as it usually happens - my body language, mimics, olfactory signals inevitably differ from those of the natives, and this subconsciously frightens most of them, but in a few bold ones, on the contrary, arouses great curiosity. It turned out she was also a foreigner, a tourist from a neighboring state - it's name is said to derive from miniature rock-dwelling mammals. When i was just beginning my extended journey, such encounters fascinated me like tiny miracles; some of the best ones stick in my memory even now, though they seldom linger there as long as the verbal peculiarities. I casually dismissed all inquiries about my home with a standard joke, but when it came to my work, replied most earnestly: "I light stars".
Later we drank something else, with various sugars and a notable quantity of ethanol, combined barely compatible, in the natives' opinion, types of entertainment, such as observing art collections, ancient and modern, then rhythmic shivering and jerking of limbs to primitive repetitive sound patterns (to define the latter, locals, quite surprisingly, employ the same term - originating from demigods of an outdated religion - as for the truly beautiful, harmonically perfect acoustic sequences). And so on, more or less the usual way, working it up to the forbidden mutual pleasure, this culmination of socializing - here the role is given to copulation.
At dawn i prepared two more portions of the warm drink (such was a common autochthonous ritual).
- We'll never see each other again, - there was almost no question mark in her voice.
- Never, - i didn't argue.
- Tomorrow you won't remember my name, - she assumed.
- I will, - i replied, - it means "worthy of admiration".
- Leave some contacts, maybe? E-mail, Facebook? Who knows...
- Where i live, we don't use electromagnetic means of communication, - i left the empty cup on the armrest of a hotel chair and picked up my backpack from the floor, - but i'll make you a farewell present. I will light a star for you.
Immediately outside the door i inserted my hand into the navel, lightly touched the link-sphere hidden where aborigines would have their digestion organs and transported myself to the nearest store of purified uranium - it was used here to produce energy in a very ineffective, barbaric way. There wasn't much of the radioactive metal, but quite enough to establish the required contact. Removing native-looking bioform (it's incredible, i must say, how those bipedal creatures keep balance and remain upright), i opened the link-sphere and found the center. Then liaised its reverberation with that of the local sun, letting through a short energy impulse from the galactic core - this had postponed the core's destabilizing for another tiny fraction of time, but, unfortunately, instantly transformed the poor little star into a proper nova. And finally, just for a brief moment, i moved to one of the highest roofs in this city, on a building dedicated, judging by its name, to a sacred stone - for no real reason, merely to have one last look. Eight units of temporal measurement aptly called "minute" by the locals remained until the arrival of a radiation front powerful enough to boil oceans, melt the planetary crust and reduce even my almost indestructible composition to a jumble of chaotic code fragments without hope of restructuring and regaining consciousness. But i didn't doubt i could retreat via the link-sphere just in time - acting quickly is an essential professional skill for those who light stars.
proxodimec: (Default)
Проблема с этими сказками - вечные оговорки да недоговоренности, все упрощено до потери смысла. Взять, например, русалочку - отдала злой ведьме красоту и голос, новообретенными ногами так как следует пользоваться и не научилась, а возлюбленный принц эту хромую уродину, разумеется, вышвырнул на свалку. Ребята, вы правда думаете, что такая романтическая дурища могла родится и вырасти у правителя морского царства?
*** )
proxodimec: (Default)
- А в бога ты по-прежнему не веришь, - вздохнула Ольга. Наверное, это все-таки был вопрос, хотя по интонации не отслеживалось, скорее в ней было - удивление? Пожалуй.
- С чего бы мне вдруг взять и поверить? Земного папы не было, и без небесного обойдусь, - пробурчал Автор. С бутербродом в руке он смотрелся вполне философически, но разводить диспуты ему было лениво. После вчерашнего вообще как-то сложно было сосредоточиться на повседневном, будь то утренний треп или, скажем, готовка. Хотя эти бутерброды... М-да.
Read more... )
proxodimec: (Default)
Bird's karma
Once upon a time somewhere in big Krung Thep, on the outskirts of Bangkok, further from the noise, closer to the sea, there lived a bird. She had not too bright a color, not too charming a voice - ordinary oriental myna, tropical Asia is full of those. One morning she landed on a beautiful large pile of grain, to peck some, and got stuck - quite literally. A couple of hours later came the bird catcher, removed her from the glue, put in a bamboo cage and took to the temple, the big one on Chao Phraya, to sell. Added some rice, too - so that the live merchandise remained vivid. It was a full moon day, throngs of pilgrims coming to pray, so in no more than twenty minutes someone bought the bird and sent her to the sky, improving his own karma.
The myna, to be honest, enjoyed the adventure - to see the world, to mingle with people, to visit a holy place, plus a free lunch! Practically a pilgrimage tour, all-inclusive. So on the morrow she flew to the same place and got glued again. Good thing birds aren't conscious - if she had human brains, she could've analyzed the process, understood the meaning and chosen a trap closer by, there was one right next to her tree. But this one had been set by a boy who caught little birds, fried them and sold for crunchies to lorry drivers on the highway. Because nothing ever repeats itself in this world, and the ability to recognise patterns is harmful as often as useful; anyway, this is not what what our story is about. Our myna was collected by the same catcher, took a comfortable lazy ride to the temple, returned home on her own, well fed and entertained. And so it went from then on - every morning the myna hurried to be caught, had her breakfast in the trap, lunch in the cage, dinner at home. Maybe for a month the bird enjoyed herself, maybe for an year, maybe for two. No-one can count how many people she'd led a step closer to nirvana by her rapid release, for how many had improved their next lives. But finally, one day the bird catcher failed to manage Bangkok's hectic traffic and bumped on his bike into a pickup truck. Himself, luckily, came out unscathed, but the bird cages in the back got smashed - and the birds too, of course.
And after death it turned out that the wheel of karma has its own law of preservation, so every bonus the pilgrims got by setting the myna free ended up as her personal credit. She was reborn as a worm - and would have been eaten by a bird had the Universe known justice, or at least some sense of plot. However, since it is not so, she got eventualy trampled by an elephant, right through 10 cm of soil, which obviously affected her karma as well - but that's already a different story...
.
.
Dreaming sheep
Once upon a time there was a sheep in North India. All day through she wandered on the slopes, afraid of every shadow, especially - of two huge Tibetan dogs and a Gujjar shepherd, and prayed to Pashupati to let her be reborn in her next life as a cow: to have real freedom, to be sure no-one dares do any harm, and to give milk to people out of sheer kindness. Meanwhile she had to give wool - it was unpleasant, sometimes even painful. One day the sheep was sold to a Kashmiri, slaughtered for Korban Bairam and reborn as a cow - in China, in Shaanxi province. No-one would milk her, Han don't eat dairy; instead, she was forced to work from dawn till dusk. And so she prayed to Guan Yin, hauling the plough: "May i please be born a human being next time, to be completely free, to do whatever i want and to give others useful structured data - wise words, kind deeds! After all, don't i deserve something better for all my disappointments?" Eventually, the cow was butchered too - and born as a girl in some European megalopolis. But human consciousness quickly replaced the memory of previous lives, left only the feeling that she deserved something better. So the woman grew up petty and bitter, with repulsive personality and depressive tendencies. She loved to lecture people on their immoral behavior which only made them wish she went mute, or fell dead, to do good without asking, so that her subjects had to waste a bloody lot of time and effort washing this good off, served someone or something for her entire life; and, even though she didn't believe in reincarnation, kept dreaming to become one day - well, doesn't matter what, but free as a bird and able to give people something they'd value. When her time had come she died of peritonitis and poached as a swiftlet on a small rocky island in Sunda Straits. Now she flies faster than anyone, excluding planes, only can't take off from a level place, and gives people her saliva. You see, Buddha doesn't bother with justice, but he definitely has a mighty sense of humor.
proxodimec: (Default)
Hello from Alpha Centauri! Good thing those new breakthroughs in the field of tachyon physics now allow our transmissions to travel at roughly 10 times the lightspeed (by shifting backwards temporally while they're propelled forward in space), reducing communication delay to less then half a year.
Well, enough science, i'm not an expert anyway. Down to the personal: money is less of an issue here. Once you have enough to rig your own stellar skiff, just come over. You see, Vacuum the Dark and Empty doesn't ask you to pay your way; instead, it puts your ability to operate a zero-capsule (after a few devastating accidents man-shaped spacesuits have been acknowledged as impractical and replaced with ovoids made of highly resistant yet adaptable hell-knows-what, ask the techs, with 4 retractable manipulators for limbs)  to a good test, and in case of failure - your ability to instantly transform yourself into a totally homeostatic system, too. I seem to excel at both.
More costly artifacts may be required to establish anything resembling coziness down here, i mean planetside, and the autochthons have the concept of trade, sometimes (surprisingly often) fair, but the difference in values means you need considerably less here than on not-so-good old Terra. As overpopulation, resource shortage, mutagenous toxins and other residues of high-level civilization have yet to arrive here (introduced by us the friendly strangers, no doubt), the locals are much less inclined to chew right through your belly than your fellow human. Their snarls may frighten initially, but apparently it's merely a way to express the pleasure of seeing you, or at least to pretend they feel it. It looks like genuine hospitality (when was the last time you used the term out of historical or purely theoretical context?), and out ethologists say it partly is - ostensibly, it stems from the possibility to breath unfiltered air and drink water from natural sources.
Speaking of books - even if you're one of those rare talents who don't require solitude and general calm to write, believe me, this environment is better suited for the purpose. Let's face it, the little fragile germs that inflame the inspiratory system in human body have long died out on our poor poisoned home planet, along with pretty much anything else that couldn't build a protective dome or insinuate itself into one. Writing is what i've been doing a lot lately. Almost like in the ancient tales - composing lines by the luminescence of fireflies, a task greatly facilitated by the fact my comm unit has its own light, especially considering my genetic myopia.
As for my official work, it's accelerating, efficacy growing exponentially; most pre-fab domed cities have been unfolded and initiated, their factories already burrowing into the crust and digesting everything they can, spewing the rest miles high into the atmosphere in proud fountains of automatic excretion. By the way, i did ask the coordinator: why bring domes to a planet where you can inhale all you want without the danger your coroner would need a chainsaw to perform an autopsy? Because it's standard, he said. And an ethologist later added, answering my question with a question, as they always do:
- Imagine yourself a normal human, not a mutant freak like us all. Well, try to, do your best, for conversation's sake. Would you be comfortable living outside a dome?
Honestly, i didn't do my best. Puking is not a big deal here, you don't have to wash your respirator afterwards, but i just didn't want to.
So, my work. Domes are set, as i said, factories running. Next is the Cat's Cradle, the landing field - an immaterial baseball glove the size of a small town. The generator, with the adjoining nuclear power plant, and the backup nuclear power plant, and the spare backup nuclear power plant, and the monstrous gizmos you need to find and mine and purify all this uranium and plutonium - all must be up by the time the settler tankers arrive. You're aware, of course, of the big news: 2 years ago (~2,5, i mean - forgot about the delay) a million of perfectly normal humans, although probably not very smart or gifted - else old Terra wouldn't be so eager to send them off with a one-way ticket - were cryo-ed, loaded like a shipment of frozen pork into giant beehives, which were then coated with that highly resistant hell-knows-what and launched from Lunar sling. Well, we're here to catch them.
It'll take them quite a while to get here at sub-C, you know. Body enhancement or not, i may not live to see them landing, thawing and walking out like a million of bogeymen who suddenly grew bored in their closets. But it will happen, of course - what is there to stop them, in the Dark and Empty? The beauty and the nightmare of interstellar space: the only thing that may befall you out there is yourself, and that's not much of a hazard if you're an icicle. So the tankers will be gently rock-a-byed to the surface of their new home, met by corridors timely thrust out by the cities (it's a good question whether the air is going to be breathable by then, but even if it is, who'd want to risk seeing the sky, and a foreign one at that?), and Earth will burst from them like the shockwave of a nova.
Why am i writing this? It's all a bit unsettling, i guess, isn't it? Well, what i'm trying to say is: hurry! Galaxy isn't so big. And i'd like to see you, actually - before i either die or leave. Because, you know, as i was typing this message it struck me: there's no way i'm going to meet and greet them, the settlers, the normals. If i'm alive, i'll move on. And by the way, i'd be thankful if you kept me updated on the Cepheidae project - as good an option as any, i figure, and you know how it is here with the news. So one way or another, when they come, i'm not here. Consider the time dilation, and that's another reason to hurry - although i do realize this may not qualify as a reason to you.
Yes, now i'm sure about it: should my enhancements show sufficiently proof against ageing, and should the law of big numbers spare me for a while, this is where i will be: in the first glittering drops off the crest, announcing the wave that is bound to drown the space, the Galaxy, the Universe. Just like a happy, careless, perfectly healthy carrier of an unstoppable, extremely virulent and 100% lethal plague.
proxodimec: (Default)
- Простите, вы хотели бы купить мою душу?
Он обернулся.
- Что ж, не самый плохой вариант. А я-то думаю - и зачем вы уже два часа за мной тащитесь? Не ровен час, изгонять начнете, или, упаси Вельзевул, ограбить попытаетесь, не распознав - и такие дураки попадались, уж извините за прямоту. Душу - это можно... А вам не страшно, молодой человек?
Черт выглядел дряхлым стариком, к тому же неухоженным, недокормленным, явно малообеспеченым. Если бы из-под классического беретика с пером не торчали рожки, распознать в нем представителя сил Преисподней и впрямь было бы непросто.
- Сами же говорите - я два часа вас преследую. Было время подумать.
- Подумать, значит? А задумывались ли вы, к примеру, о таком любопытном наблюдении: если перед вами я, то этический дуализм, старая добрая дилемма "добро-зло", очевидно, не просто выдумка священников. И ад, и рай действительно существуют. И вы готовы погубить свою бессмертную сущность ради мимолетных мирских благ?
- Извините, но проповедовать, кажется, не ваша прерогатива? Говорю же - я все обдумал.
- Да, с этим, я смотрю, у вас все в порядке, думать вы любите и умеете - и как и всякий логик, аморальны. Грешите просто от ума. Так что многого я за вашу душу не дам. Вам, кстати, в деньгах?
- Конечно же, нет. Я хочу бессмертия.
- Бессмертия? И как вы себе это представляете?
- Отныне и впредь функции, возможности и внешний облик моего тела не будут изменяться к худшему ни при каких обстоятельствах. На материальном, энергетическом и всех прочих уровнях оно будет полностью иммунно к болезням, травмам, старению, износу, недостатку ресурсов и любым другим угрозам либо помехам, а тем паче к смерти. Моя личность сохранит изменчивость, но будет абсолютно защищена от распада, повреждений или сбоев в функционировании - иными словами, я не сойду с ума и не впаду в маразм. Моя душа никогда не будет отделена от живого и эффективного тела, а следовательно, не покинет этот мир.
- Что ж, неплохая формулировка. Позвольте повториться: вы логичны. Хорошо, давайте подпишем договор.
Старик извлек из недр допотопного драпового пальто совершенно неуместный пергамент. На нем было начертано каллиграфическим почерком:
"Отныне и впредь функции, возможности и внешний облик тела ____ не будут изменяться к худшему ни при каких обстоятельствах. На материальном, энергетическом и всех прочих уровнях оно будет полностью иммунно к болезням, травмам, старению, износу, недостатку ресурсов и любым другим угрозам либо помехам, а тем паче к смерти. Личность ____ сохранит изменчивость, но будет абсолютно защищена от распада, повреждений или сбоев в функционировании - иными словами, он не сойдет с ума и не впадет в маразм. Душа ____ никогда не будет отделена от живого и эффективного тела, а следовательно, не покинет этот мир."
- Проставьте свое имя в лакунах, распишитесь внизу, - проинструктировал черт, - перо не стерильно, но заболеть чем-либо вам после подписания уже не грозит.
Я взял перо, похожее на сюрреалистический стилет, ткнул себя в палец, внес имя, подмахнул документ.
- Спасибо, - черт взмахнул беретом, как будто это была шляпа испанского гранда. Жест смотрелся комично, но почему-то и угрожающе.
Я не удержался.
- Скажите, - нервы, стреноженные изрядным усилием воли, дали о себе знать, и получился не то окрик, не то писк, - почему вы так легко согласились? В вашем контракте даже нет пункта о переходе моей души в вашу собственность после смерти. Конечно, к бессмертному это неприменимо - но я думал, так положено?! Что же получается - я вот так, на раз-два, обманул Сатану?
Фигура черта переломилась в поясе. На мгновение я испугался - инсульт? Прободение язвы? Изношенное старое тело не может так сгибаться - пока не вспомнил, что передо мной вовсе не старик, и вообще не человек. Черт попросту хохотал, ржал, как лошадь.
- Думали? Обманули? Молодой человек, думать вам надо меньше! Впрочем, теперь у вас есть время научиться. Очень много времени!
- Разве это не лучше вечных адских мучений?
- Адские мучения, молодой человек, вовсе не вечны, - черт слегка успокоился, - у всякого наказания есть срок. Отбыл - и в рай. Милосердие, помните? Только к вам это больше не относится - вы здесь навсегда.
- Здесь, но ведь не в аду!
- Вы еще не поняли, молодой человек? Здесь и есть ад.
proxodimec: (Default)
That evening the sky had changed its skin from puke-yellowish to shitty-brown and begun showering us with some principally new kind of crap, a bit like overcooked hair of an albino rat. But my detector seemed to ignore this nuisance, so AK and me strolled with our helmets off, chatted, stuffed ourselves with that loathsome moonshine from "Dark Corner" - you could refuel a Humvee with it, there's more solar in it than alcohol, although where the hell would you find a Humvee nowadays? And then, all out of a sudden, that wonder flies right into us - a hound, big, black, full of pedigree, and it's not aiming at our stinky throats, no, it's wagging its stupid shaggy tail and whining from sheer happiness! For all i know it must have been the last dog in the world, those tiny stray mongrels have all been wiped out, not that there was much meat on them, and the background did the rest, those poor buggers can't hold a dose, go bald and rot on their paws in week. And now - this! Then AK, the sucker, goes shitnuts, pulls his beloved cannon - that's how he got his nickname, they say he sleeps hugging his gun, and it's a big question whether they have anything, you know, serious between them two, kidding, kidding - and launches a burst from the belly, spreading shreds of dog fur over, like, 10 meters of cracked concrete. I shout: "You fuckhead, are you out of your fucking mind, it was tame, i could break its neck right here, or slice it open, and what have you done, what the hell did you waste half a clip on, you bloodshitter?!", and he grins: "I don't give a fucking damn, i have more ammo now than i could spend even if i shoot every prick like you! You want my AK? Take it, i've got a stock of those, too, like, enough to fill a lorry!" Well, even a dickhead like him would understand i wasn't going to get off him after a statement like this, so he goes on confessing: "Once upon a time - that is, coupla days ago - i went to the fourth crater, the furthermost, you know, you can grab a lot of stuff there if you don't mind grabbing a few Roentgen, too." I think to myself - what a bloody moron, another few of those forays and his balls will shine in the dark like them glowshrooms, no need for a flashlight anymore. He must've read it on my face: "What" - sniggers - "too chickenshit to go hot yourself, but still want my stash, heh? Go suck, there is no stash!" I snap: "Don't fuck with me, you itchy ratcock!" And he keeps braying: "You just listen on, that's no Junkard's heroism for you!" Junkard had once fought a pack of electrocats for and old storehouse and won, and got too proud of himself to ever sober up. I bumped into him recently - one foot in the grave, face all bluish and not even overhanging, more sort of flowing and forming icicles, like concrete in the craters, where it hasn't yet dissolved in acid rains. And that storehouse, by the way, must've been stocked before the Third Big Bombing, it was so old you couldn't tell where the cans ended and their contents began, and all that was mixed evenly with cat shit and radioactive dead cat. "So," - continues AK - "as i was passing through the Park, just where we'd strung that fatcunt..." Here he shuts up briefly and gloats like a decomposed rat, clearly recalling life's little pleasures. Not so little that one was, i must say - we were also strolling like this, the two of us, already loaded with some proper booze and all, through the Park - it's a strange place, the Park, overgrown with some weird crap, maybe crystals, maybe 'shrooms, it munches up the background, so you can take your rad-suit off and enjoy - when that bitch ran just there in front of us, young and fresh, like, 14-15, just what i like. What smartass let her out to jog like that on her own i don't want to know, it's his problems, right, finders-keepers! Anyhow, first thing she tried to show some speed, but i wasn't into marathons - lifted a boulder and sent it smack into her bony spine, i've always had a good aim, ask anyone, though some won't answer on the account of being dead. Well, she flipped face down, and then all she could do was say "Welcome!" Mind it, the bitch wasn't too clean, of course, but healthy, no scabs anywhere, what a rarity nowadays, and smart - didn't wriggle overmuch, only murmured something pitiful while we took our turns. Like, i remember, some three years ago i pinned down that other cunt between the first and the second craters, hell knows what was she looking for in that dump, maybe for a good screwing, well, she thought she knew some karate or whatever shit and decided to practice it on me. I had to soften her every second bone with a lead pipe until the bitch finally calmed down and spread her legs, and then only because she'd just switched off. "Well, so on that very spot i bump into this old jerk. And i see there's no suit with him! Not just on him - with him, at all, imagine that!" "What do you mean, no suit" - i start getting tired of this bullshit - "How did he get to the Park then, by chopper?" It's our private little legend with AK - as if before the Bombings there used to be that huge metal contraption, like a lorry or a Humvee, but it could fly. Crap, of course, chunks of iron don't fly, and anyway what if you hit a cloud, it would probably melt even the metal and the poor buggers inside would be reduced to bones. Jointy once told me how he found a village a cloud had landed on. He said even he got some goosebumps there, and he's no chicken when he's stoned - decayed buildings, everything softish, sort of half-dissolved, those little bunches of human bones everywhere and each one in its own tiny puddle where all the rest has leaked onto the ground. Still, i like the chopper idea, it's quite something to laugh about. But AK wouldn't be strayed so easily: "Go fuck your chopper," - he says - "you asked me yourself, didn't you, now shut your mouth and listen! There's no protection on him, as i said, no suit, no mask, no gun, nothing, walks with a limp, dressed up for a comic show, like when they slap each other and fall in shit, a flat hat on his head topped with some spooky long thingy, like he's plucked it from the tail of some crazy beast, but instead of fur it's lined with some other type of crap, whatever. I push the muzzle into his belly - he's clearly halfway out to there, it's safer to know i can send him on all the way, any time - and he just addresses me calmly, as if he thought it weren't loaded: "Young man, good gay! Tell me, what is it you desire the most?" How do you like it, hah? Well, it's no big deal to see i'm still a man, not one of those crippled hot freaks with no skin left on them. But now i'm also "young", and the day is "good"! I snap: "Your ass, that's what i desire! What, you're now going to take off your pants?" and he replies: "Really, young man! Pants off - easily, what do i care? But this is not what you actually want. What is it? Tell me, and i shall provide." He got me a bit curious here. "OK," - i say - "give me another AK, just like my own, and five clips!" And then i almost go nuts, 'cause this old fart lowers his head like it's supposed to mean something, kicks the gravel a couple of times with a heel, and i see a barrel sticking out of there! Well, i simply trample the jerk, start digging like a mad rat, and there it is - AK, pretty new and shining, and five clips, fully loaded! Now, i'm no fool, right? "What do you want for the stash?" - i ask, while peeking around - slim chances he's really alone here, but if he is, so much for the deal, my gun is again at his stomach. He pulls a hide out of a pocket, thin hide, well cured, not rat, something else, all covered with tiny curvy thingies, like though chewed by a dozen roaches. "Just put a cross here and press your finger here - and we are done." I laugh in his stupid face: "Whom are you trying to screw here, you clown? Spill it, what's your price?" "Your soul" - he says - "Your immortal essence. The core and the primary code. Nothing else." That spooked me out a little - i heard rad-sickness must have something to do with some primary code, too. "What essence?" - i ask. Now get ready to laugh your ass off - the jerk replies, literally, i'm never going to forget this shit, it's, like, the best joke i've ever heard: "Young man, how shall i put it... Your soul is what you love with and what others love you for." Anyway, once i stopped neighing and checked my underwear to see if i shat myself out of sheer amusement, we discussed the subject seriously, and the old bugger was too bloody nuts to ever say "no". In the end i put a smudge on that hide of his and a cross nearby, just like he wanted. So now i have more ammo than i need, and a shitload of cannons, too. New boots, look, new helmet. And there's more, but that's a secret - you leak it, you're dead meat - i demanded a cunt then, clean one. Well, you know what? Greyman's bitch now runs to me every week or so. I don't think she even likes it much, i'm not blind, it's more like something is driving her. Of course, not a word to Greyman, she wants to live, after all - i hope you want, too, mind it, i warned you! Life, i say, may get very interesting soon - that limping freak, he mentioned he'd be visiting again, said our place was "a land of plenty" - plenty of what, i'd like to know, rotten shit? So you just keep your eyes peeled - maybe one day you'd also get something for that thingy they bloody fucking love us for!
proxodimec: (Default)
Тем вечером небо перелиняло из рвотно-желтого в дерьмово-бурый
Read more... )
proxodimec: (Default)
  • The way some authors misuse poetic license makes one regret the negligence of poetic traffic cops.
  • На вашем месте я бы задумался: что же все-таки увидел Олдрин на Луне? Что оказалось достаточно шокирующим, чтобы заставить тренированного астронавта закричать: "Их здесь тысячи!"? Звезды? Он что, впервые увидел Галактику из вакуума? До Луны путь неблизкий, с атмосферой по дороге не лучше, чем в пункте назначения. Инопланетные звездолеты? Ну, во-первых, его и к этому готовили, а во-вторых - нет, вы и вправду думаете, что нашу вселенную ставил Джордж Лукас? Когда-то мне казалось, что я нашел разгадку: Луна, дескать - это попросту горлышко "банки" (N-мерной, видимо, где N>3), дном которой и является наша планета со всей ее космической наукой и грандиозными планами звездной экспансии. "Челленджер" приземлился - ну, скажем, на ободке (в нашей речи нет существительных для описания деталей 18-мерных структур), но главное - снаружи, и экипажу открылся превосходный вид на доступную их восприятию проекцию "полки", уставленной совершенно одинаковыми "банками", каждая с маленькой Землей на дне. И все же эта версия притянута за уши - бритвой Оккама ее, да напополам! И по-моему, я наконец знаю ответ. Все было примерно так: выйдя на поверхность первого небесного тела, кроме нашей родной планеты, Олдрин первым делом установил гордый американский флаг. Возможно, он даже успел подумать, что 48 звездочек будут неплохо смотрется на фоне миллионов своих прототипов (хотя вероятнее, что все его мысли были заняты тем, как бы не навернуться и не повредить скафандр). А потом его взгляд уловил их... Их действительно было множество, даже если и не тысячи. Некоторые из них отдаленно напоминали земные символы государств и религий, некоторые походили на странные конструкции из простейших геометрических форм, многие являлись упрощенными скульптурами или пиктограммами. Несколько штук не были похожи вообще не на что и описанию не поддавались. Но он мог бы поклясться, что различил среди прочих непонятным образом вылепленную из камня фигурку динозавра с театрально изогнутыми передними конечностями - длинными, с отстоящими большими пальцами. Сколько разумных рас успели сформироваться на Земле за 2 миллиарда лет, создать цивилизацию, развить технологии, достичь Луны, накарябать космические граффити там, где нет ни погоды, ни кислорода, ничего, кроме редких метеоритов, что могло бы их стереть - и бесследно исчезнуть? Тут уже не стоило гадать, что служит причиной такого калейдоскопа - природные катастрофы, воля богов, статистическое накопление вероятности, искусственные изменения окружающей среды, войны, пресловутое гомеостатическое мироздание; тут уже оставалось только задуматься о будущем - и кричать...
  • Наивность - это когда для тебя становится чудом каждый дождь. Опыт - когда ты неплохо представляешь себе процесс конденсации влаги в атмосфере, отслеживаешь прогнозы и не забываешь анорак. Мастерство - когда у тебя под рукой пушка, заряженная йодидом серебра. Это я к чему? К тому, наверное, что лет 10 назад две важнейших составляющих моей жизни, бабы и тропическая Азия, были намного прекраснее... Где бы взять пару завалящих чудес?
  • Кажется, все мыслящие, тем паче - склонные к философии личности норовят то и дело поболеть душой за отечество, поплакаться об его вырождении, увядании и умирании, и тому же отечеству высказать презрительный упрёк - дескать, как можно было так себя запустить? У меня нет родины, мои территориальные инстинкты распространяются почти равномерно по всей поверности планеты Земля, по всем культурам - и почему же столь многих порой удивляют мои высказывания о человечестве?
  • They say, human is where the falling angel meets the rising ape. Well, either they missed or the force of the collision was too strong... Probably the latter, because when i look around, and this doesn't exclude mirrors, i see that much muck, half-organic, half-ethereal, not very well supported by a broken spine with some scattered feathers stuck to it like really bad dandruff...
proxodimec: (Default)
Я сейчас займусь любимым делом - буду классифицировать людей. И на сей раз я разделю их на 4 категории по весьма специфическому параметру...
Первые, самый распространенный типаж, в юные годы мечтают о щенке, мохнатом, лопоухом, звать его должны Шарик или Тузик, а лучше всего - Дружок. На худой конец, сойдет котенок или даже хомяк - главное, чтобы был разумен, в меру шкодлив, но послушен, и оказался веселым товарищем по играм. Повзрослев, они объединяются по этому признаку, вместо так и не обретенного либо уже околевшего пса заводят себе друг друга и в итоге формируют надежное общество, основанное на круговой поруке лопоухих Дружков.
Вторые тоже не отказались бы от небольшой зверушки, однако у них на уме совершенно иная игра: медленно, поначалу с энтузиазмом, а позже и с умением разъять на части, наслаждаясь затихающим визгом, чтобы руки в крови и разнообразный инструментарий чуть проскальзывал в пальцах. Эти быстро смекают, что подобные тенденции лучше не выпускать из подсознания - либо не доживают до зрелости, погребенные под массой оскаленных Дружков. Те, что выжили, являют собой жалкое зрелище - весь их быт основан на нереализованной натуре, самоподавлении в жестоком мире, где даже собаку нормально замучить не дадут.
Третьи либо вообще не интересуются одомашненной фауной, либо подходят к ней с арсеналом мудреных греческих дериватов, вроде "этологии" и "таксономии". Они самодостаточны, из них впоследствии выходят преуспевающие бизнесмены, физики-ядерщики и буддийские монахи. Они даже могут властвовать над миром, но на фига им столько Дружков?
А у четвертых все с ног на голову. Щенок их не устраивает, им муравьеда подавай, и назовут они его не иначе как "Лямбда", и даже научатся выговаривать это имя три раза и быстро - ради святого-то дела! И мечтают они подсовывать своего экзотического любимца под нос незнакомым девушкам, попутно ошарашивая х невнятными философскими вопросами, в обмен на вечную любовь, удовлетворение базовых сексуальных потребностей и каким-то боком - власть над миром. Но девушки переправляют их к милиционеру, а владеющие карате или ТТ - к реаниматору, муравьед вымерзает зимой, да и вообще не очень-то существует, и когда они вырастают... Нет, не знаю я, что о нас рассказывать, не знаю.
proxodimec: (Default)
В некотором царстве, в тридевятом, сиречь 27-ом (невесть в каком списке-рейтинге), государстве, жил-был царь, и было у него три сына - двое дураки, все в в отца, а третий поумнее. Собрался как-то царь сыновей женить. Старшего выдал за Марфу-искусницу, тот и ходил весь искусанный, люду честному на смех, пока Марфу водяной не упёр; среднему подобрал какую-то там Прекрасную, не то Марью, не не Елену - эту умыкнул Кощей, прикинувшись Парисом; а младшему, неглупому, попытался было спихнуть Царевну-лягушку, холодную в постели и скользкую в делах, и вообще двоякодышащую во всех возможных смыслах, но тот отмазался давней отроческой любовью к Василисе Премудрой, что томится, мол, в плену у Змея Горыныча, и под этим предлогом смотался на поиски приключений. И попёрся Иван-не-дурак опять-таки за 27 земель и за три моря в придачу. Долго ли, коротко ли шёл, а встретился ему на пути серый волк, Красной Шапочкой только что голод раззадоривший - мяса-то в ней, малахольной, землеройку не прокормишь - и молвит: "Иванушка, а ведь я тебя съем!" "Не ешь меня, я тебе пригожусь!" - ответил ему Иван. Да и правда - напали на волка лесорубы, чтоб останки Красной Шапочки из чрева его достать и похоронить по-христиански, а Иван-не-дурак голову им заморочил, с три короба наобещал, вот и отпустили они волка. Дальше вместе пошли. Вот идут они, а навстречу им медведь, вершками да корешками едва не отравившийся: "Иванушка, а ведь я тебя съем!" "Не ешь меня, я тебе пригожусь!" - говорит ему Иван. И правда, сходили к крестьянину, объяснил ему Иван и про закон королевский, и про статью за мошенничество, и про уважение к Хозяину - дескать, жить тебе ешё среди этого леса - тот со страху все вершки с корешками скопом отдал и корову сверху, за моральный ущерб. Вот втроём идут. Видят - гора стоит высокая, на вершине замок чёрный, а в нём Змей Горыныч живёт трёхглавый. Как посмотрел Змей на компанию честную, так и подумал: "Это не царевич, дурак набитый, а друид какой-то - вона хищников сколько с собой тащит. Не буду я его есть, авось он мне пригодится." Да и правда - зашёл Иван в замок и с видом героическим увёл оттуда Василису Премудрую, от чьих занудных речей Горыныч бедный уже на стенку лезть готов был, и сожрать её боялся - от таких мозгов, не иначе, изжогу заработаешь! Потом Иван-не-дурак освободил Марфу и эту, которая Прекрасная, но братьям не отдал, а убрёл всем гуртом в Срединное Царство и зажил там с гаремом припеваючи. А легенды про князя И - И-Вана по-ихнему - что язык зверей понимал, да и вообще всё понимал, что в жизни надобно, в Поднебесной и по сей день ходят.


А ещё, говорят, жили-были два лингвистических террориста: Румпельштильцхен и подруга его боевая, Сигмадеритринитация. Бродили они по Европе, аки два призрака, и каждого встречного заставляли имена свои дикие заучивать, а кто после пятнадцати минут тренировки не сможет их выговорить, быстро и три раза, на том женились - грубо, беспощадно, с извращениями. А потом добрались они до Британских островов, где в ту пору пикты обитали, и сами жестоко обломались. И хорошо ещё, тогда Америку не открыли - с тольтеками-то, поди, и похуже вышло бы...
proxodimec: (Default)

О, вечное противостояние идеалистов и циников! Каждый уверен в непогрешимости собственного подхода и видит в обратном лишь слабость да скудость духа. И эта война, со своими бомбардировками и рукопашными, разрухой и партизанщиной, протекает незримо для колоссальной толпы мирного населения, слишком ординарного, чтобы не только примкнуть к тому или другому лагерю, но даже понять смысл их существования - прямо среди них. Что скажет обыватель о диких племенах, допустим, Эфиопии? Одни испугаются "страшных людоедов", другие, напротив, немедля размечтаются о приключениях в духе не то Стенли, не то - с них станется - Индианы Джонса. Пассионарий-идеалист, не покидая своего уголка, наверняка возьмётся разглагольствовать о бремени белых в той или иной форме: дескать, мы все просто обязаны в срочном порядке принести бедным черномазым свет просвещения, или истинную веру, или медицину, законность и социальное страхование, или хотя бы много-много еды - а то они, несчастные, постоянно голодают. Циник ответит предложением ликвидировать лишь один источник их бедствий - белых, а если уж их действительно надо спасать от голода, проще взять половину племени и скормить второй половине; причём если убрать белых и тех, кого они уже переучили на свой лад, то дикари с этой задачей и сами отлично справятся.

- Бежишь от собственных чувств, - скажет идеалист.

- Выдумываешь несуществующие проблемы, - отрежет циник.

А если взять пару антагонистов поумнее, да знакомых с дикарями не понаслышке - хорошо, попросту путешественников - да ещё как-то убедить обоих, что тема серьёзная, а поприкалываться можно будет потом, за водкой (цинику сие внушить сложно, но для чистоты эксперимента стоит постараться)? "Бремяносители" на этом уровне, пожалуй, не водятся; но вот что интересно - в среде идеалистов расползается старая концепция "благородного дикаря", а циники сами по себе приходят к фрезеровской "Золотой Ветви". Первые восхищаются первобытным укладом, простотой социальных правил и частной жизни, близостью к природе, неразрывным единением повседневности, духовности, веры и искусства и норовят напроситься в чей-нибудь клан и поселиться в племенной деревне, компенсируя для новых родичей недостаток навыка в охоте на буйвола умением бороться с адвокатами и чиновниками. Вторые отмечают, что художественная, религиозная и бытовая стороны жизни в подобных культурах и впрямь не разделены, но вполне примитивны, как, собственно, и культуры в целом; что "благородные дикари" - миф, неприятно схожий со сказочкой о "счастливом детстве": и то, и другое лишь отображает мечты человека современного, одной из множества клеток весьма нездорового организма под названием "общество", об отсутствии ответственности и о возможности жить сообразно своим предпочтениям, а не предписаниям извне; на деле же дикарь близок к гибриду неотёсанного пролетария и всеядного зверя, понятие благородства в любом понимании усвоить неспособен, ибо несъедобно, правил, которым он вынужден подчиняться, стократ больше, и установлены они не обществом, способным в худшем случае подвергнуть нарушителя остракизму, а природой, наказание у которой одно - смертная казнь; и совсем по-простому, что если для Вас, уважаемый, пахать от рассвета до заката, постоянно пребывать в травмоопасных условиях, из развлечений иметь перепев 20-и традиционных завываний, пляски по принципу "кто перепрыгнет через быка", грязную пивнуху в 3-х днях пешего пути и старенький радиоприёмник, батарейки к которому по нескольку раз прогревают на костре, заставляя проработать ещё чуть-чуть, и ради такой вот жизни отказаться от всех приёмов, инструментов и просто удовольствий, нашаренных человечеством за 5000 лет - воплощение свободы, то Вы не то что бежите - улепётываете впереди собственного визга от своей неспособности ни смириться с изрядной, бесспорно, ущербностью нынешних социумов, ни бороться с ней, ни игнорировать её, иными словами - от неумения жить.

Идеалист плюётся щёлочью, достаёт из широких штанин (или из-под набедренной повязки) ещё более толстый отрезок идеи, и битва продолжается... Может и до религии дойти - не в той же, думаю, беседе, не с теми же, но с такими же людьми.

Тяжёлая артиллерия:

- Ты сознательно закрываешься от возможности прочувствовать божественный замысел и тем самым обрекаешь себя на бессмысленное существование!

- Да ты просто боишься жить во Вселенной, где ничего не значишь, боишься признать, что так же случаен и неважен, как пыльный смерчик над грунтовкой, и играть по произвольным правилам!

Бронетанковая атака:

- Это ты боишься признать Создателя, боишься свободы, которую открывает человеку истинный путь!

- Нет. Всё ещё твой страх - без покровительства высших сил, сам за себя, под собственную ответственность... Понимаю, не каждый сможет.

Смертоубийственная схватка слов со словами. Душный пафос, поддельная наукообразность, агрессивные благоглупости. Трата времени. А ведь можно было бы пойти отоспаться, заняться делом - или фигнёй - придумать там вечный двигатель, потрахаться, в конце концов!

Это я к чему: от таких болтологических баталий истин не рождается, никакие сосуды ничем не наполняются, но на стенках скользким налётом остаётся жуткое подозрение: неужели только ради этого мы пьём хорошую, вкусную и полезную водку?!

 


proxodimec: (Default)
ВНИМАНИЕ! Автор данного текста не ставит своей целью оскорбить случайно свалившихся сюда с меллорна почитателей Толкиена и послужить причиной преждевременного увядания их прекрасных острых ушей. Единственная его задача - в очередной раз заставить Профессора завертеться в гробу. В этот самый момент добровольцы из британского филиала нашей глубоко законспиртированной группы подсоединяют к скорбному праху писателя мощную динамо-машину. В результате мы надеемся получить высокоэффективный, экологически чистый источник энергии для доброй половины Англии. Разве не достойная цель? 



Гендальфиада )Гендальфиада )Гендальфиада )
proxodimec: (Default)
Израиль - страна тяжести. Самый воздух вроде бы пуст, блёкл, лишён разноцветья запахов, или даже нет - какой-то неуловимой детали, превращающей его в стихию ветра из смеси газов, давно уже не пригодной для дыхания в этой маленькой технологически переразвитой стране - но давит, давит равномерно, как вода на глубине, не склоняя книзу голову, но намертво прижимая всего тебя к земле. Эта тяжесть пустоты сродни ощущению, которое испытываешь, наевшись до отвала апельсиновой цедры - желудок распёрт изнутри так, что сложно пошевельнуться, но голод становится лишь сильнее, это двойной голод, ибо в тебе уже нет не только пищи, но и места для неё. Люди там движутся ровно, ступают медленно, не раз проверив каждый свой будущий след. Они чувствуют, что при этой юпитерианской гравитации даже неверный шаг, не говоря о прыжке, чреват ушибами, растяжениями, переломами. В женщинах подобная устойчивость мне порой импонирует; в мужчинах она меня раздражает. Видимо, дело в том, что первых я рефлекторно воспринимаю, как любовниц, вторых же - как возможных друзей. И если с другом следует, по моему глубокому убеждению, совместно беситься, разрушая города и строя дворцы, то женщина позволяет на время приземлиться, зацепившись близостью за близость, отдохнуть в уюте и двигаться далее. Или же можно сказать так: там, где с друзьями я ограничиваюсь беспроводной связью, не сковывающей движений ни в чём - почему бы тогда и не выполнить пару бочек, пока он докручивает свой иммельман - романтический подход предполагает хоть и непродолжительное, но сращение, детскую игру в сиамских близнецов, и тем самым даёт мне возможность обрести ненадолго почву под шасси, плюс тех. осмотр и затенённое местечко в крытом ангаре.
Россия - страна свободы. Свободы почти совершенной, и уже чрезмерной, свободы не только от обязанностей и ограничений, но также и от целей, проектов, сложных головоломок и артистических изысков. Болтайся себе, подобно цветку водяного гиацинта в хорошо подогреваемой проруби, и горя не знай. Тут уже не бочки с иммельманами - скорее какие-то танцы порхающих феечек из диснеевского мультфильма. Приземляться некуда и незачем, друзья изобразят потешный воздушный бой, с любовницей можно весело покружить над крышами, неметко поплёвывая в пролетающих ниже; время в этом трёхмерном парадизе течёт быстро, беззаботно и вполне бессмысленно. Впрочем, не искать же и вправду смысл жизни - а в остальном, что может быть лучше?
А на маршруте всё совсем иначе. Это тоже полёт, но скоростной и не просто целеустремлённый, а многоцелевой. Так летела бы самонаводящаяся пуля, запрограммированная отличать своих от врагов и поражать последних по очереди, в зависимости, скажем, от звания, боеготовности и расстояния до каждого. Остановиться? Идиотизм. Развлечься, заложить вираж? Что вы, нельзя же во время войны! Пространство сканируется, приоритеты распределяются, и реактивное пламя бьёт из свинцовой задницы - генерал, майор, четыре сержанта, полсотни рядовых, двое подозрительных штатских. Друзья попросту излишни. Любовницы? Вот тут интереснее. Чаще всего, женщины на маршруте и впрямь рассматриваются, как важный, но всё же материал: местные - часть "культурной программы", коллеги-путешественницы - необходимая психологическая подзарядка. Но случается, и не так уж редко, что встреченная по пути действительно яркая, экстраординарная особа провоцирует во мне такой разброс переживаний, что иная любовь до гроба проиграет по очкам. То ли это не первой свежести отголоски романтизма, то ли накипь от множества перечитанной когда-то колониальной макулатуры, то ли запертый внутри интеллектуальной пули пилот-камикадзе, дурной мальчишка, в панике ищет отсутствующий парашют...
proxodimec: (Default)
Мир есть текст. Это банально, как эволюция Дарвина - и столь же незыблемо. И столь же неточно, ибо мир суть тексты. Так называемая "объективная реальность", невнятный миф, в котором, как в спальном районе, сожительствует большая часть человечества - не более, чем мешанина не пришедшихся к месту литературных элементов, коктейль из обрывков произведений, никогда и никем не написанных - в основном по причине недостаточной занимательности. Но немало среди людей и тех, кто удостоился частного особняка, личного текста жизни; там всё иначе. В таком индивидуальном мире может, кстати, и не быть эволюции Дарвина. Там и гравитацию могут воспринимать, как научно-фантастическую выдумку - или игру, или страшный, но короткий сон.
Мне неизвестно, можно ли жить за пределами беллетристики. Не исключено, что прямо сейчас за соседним столиком в чайхане маленького горного арабского городка сидит персонаж научного трактата или газетной статьи. Но сам я родом из иронической мистики, и вполне свыкся со своим сюжетом. Поэтому, не из альтруистических сооражений, а - вероятно - по замыслу автора, ниже я привожу несколько основных правил выживания в художественном тексте.
1] Выучите законы своего мифа и не бойтесь им следовать! Подайте это глупому здравому смыслу как неизбежность, в крайнем случае - как любимую игрушку, примету для личного пользования. Помните, у Холмса: "Отбросьте всё невозможное..." Если вам очевидно, что ваша удача зависит от сорта сигарет, который вы курите, или расположения солнечных зайчиков с утра на обоях - какая разница, как это объясняет современная физика? И если неведомый ангел-хранитель чудом, вопреки всякой вероятности вытаскивает вас из любой передряги, где угрозе подвергается телесное здоровье, но напрочь игнорирует посягательства судьбы на ваше финансовое благополучие - что ж, вы знаете, как отвечать на окрик "Кошелёк или жизнь!".
2] Не лезьте против текста. Сделать это практически у вас не то, что не получится - не будет возможности попробовать. Но и в мыслях, и в мечтах - будьте персонажем. Обратное чревато частой, если не перманентной, неудовлетворённостью собой.
3] Если представится случай - то есть если вам повезёт, если ваш текст этого не запрещает, если он, наконец, уже написан и издан - обязательно найдите своего автора и перечитывайте почаще. Немного такой практики, и вы сможете предсказывать повороты собственного сюжета.
4] Помните, что ни один писатель не курирует своих героев 24 часа в сутки - в туалете вы, скорее всего, относительно свободны. Не полностью: вы всё равно не сможете уйти за пределы обложки, как потому, что это не предусмотрено на следующей странице (напротив, там вы обедаете с трёхглазой зеленокожей красоткой) так и потому, что вне книги вас просто нет - ergo, для вас не существует "вне книги". И не гарантированно: из унитаза может высунуться кольчатое щупальце, оторвать вам какой-нибудь орган и наделить взамен даром телепатии, или в дверь ворвётся весь цвет итальянской мафии в поисках вашей головы, можно отдельно от остального тела, но не заметив вас в сортире, умчится восвояси - и то, что вы считали кратким отдыхом, обернётся важной деталью сюжета, а то и кульминацией.
5] Кстати, о кульминациях. Как вы понимаете, автору неинтересны заусенцы у вас на пальцах - разве только они дополняют образ - и ваша скука за компьютером с пятыми "Героями". Писать он будет о крупных событиях, о тех моментах вашей жизни, которые производят наибольшее впечатление. И не на кого-то, а на вас - не забывайте, мы не в кино, внешняя яркость перипетий тут менее важна, нежели тот шквал чувств, что накрывает героя, ибо автору несложно залезть вам в череп и в красках прорисовать каждое переживание. Посему именно в значимые, ключевые минуты у вас нет никаких шансов побыть одному, обрести свободу действий. Впрочем, оно и к лучшему - всё равно автор умнее и так не напортачит.
6] Вам может показаться, что автор - бог, и всё зависит только от него. Это не так. Текст сильнее. "Экую шутку отколола моя Татьяна,- писал Пушкин в дневнике, заканчивая "Онегина",- взяла, да и выскочила замуж!" Всё дело в том, что хороший текст последователен; его логика может быть иной, чуждой, но внутри произведения она будет соблюдаться безукоризненно, от доски до доски. А примитивное графоманство, насколько мне известно, не претворяется в жизнь - разве что в качестве фрагментов "объективной реальности". И посему свойства, склонности, реакции, заложенные автором в характер героя, а равно же и во внутреннюю структуру мира, всегда превалируют над его личными прихотями. У мастера пера сюжет ветвится и разрастается, как запущенная живая изгородь - но лист не вырастет там, где нет ветви, ветвь - там, где нет ствола, ствол - там, куда не упало семя и не дотянулся ус. Кроме того, любому художественному тексту присуще некое уравнение, формула, описывающая график повествования, стоящая превыше сюжета. Десятки нитей и сотни волосков, в каждом - жизни персонажей, свиваются в канву в ритме, заданном движениями ткацкого станка; формула предопределяет сей ритм. От формулы этой автор зависим не менее, чем герой. Так что, осознав себя персонажем новеллы ужасов, не спешите резать Стивена Кинга - стоит ли убивать мать Ч. Мэнсона? Лучше надейтесь на хеппи-энд и запасайтесь чесноком, осиной и ручными гранатами...
Page generated Jul. 23rd, 2017 04:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios