proxodimec: (Default)
Кофе немедля, еда на потом,
Новый закат в купоросе и хромпике,
Сами решайте, где дом, где не дом,
Я умотал в азиатские тропики.
Сами оседлости пойте пэан,
Хрен, мол, взлетит, кто ползуч от рождения -
На островах Тогеан океан
Много прозрачней, чем ваши суждения.
Здесь я сумею, уткнувшись в дела,
Вспомнить задачи, забыть о терпении,
И не желать ни упадка, ни зла,
Скучной столице невнятной империи.
Зрей и цвети, приснопамятный град,
Родину слепо веди разношерстную,
Я же не э-, я же просто мигрант,
Я не сбежал, я, считай, путешествую.
Перед чужбиной не падая ниц,
Выберу пить самогон с азиатами,
И восхищать темнокожих девиц
Вязью заумных сентенций об атоме.
В ноль одичаю - а что мне беречь? -
Взгляд из-под листика, жизнь из-под кустика,
Разве оставлю текучую речь,
Пусть не стилистика, все же акустика.
Лет через десять, а может, пятьсот,
Тех, по кому я ленился соскучиться,
Спьяну, допустим, сюда занесет
Неким торнадо, и глупо получится:
Я к тому времени весь пропаду,
Встретят вас только случайные призраки,
Да на лиане бухой какаду,
Нудно орущий о квантовой физике.
proxodimec: (Default)
А те, кто не дождались, заполняют собою мир
От Токио до Москвы, от Антигуа до Бангалора.
При столь скоростной игре нехватает хороших мин
На выжиг мостов, и там бестолково плодится флора.
И сам-то не мнемонист - не припомнишь, кого забыл,
Сияющих ли богинь, или плачущих крокодилиц.
Бреди себе на вулкан, как хранитель или дебил -
Подумаешь, дун'адан! Просто чокнутый проходимец.
От Портленда до Чаньша, от Хабаровска до Баку
Рассыпаны имена, оголенные, вне предмета.
Ты бросишь кольцо в огонь, и курсивом по ободку
Пропишется не "Аш назг...", но привычно: "Пройдет и это".
proxodimec: (Default)
Пейзаж прозрачен, воздух чист,
И ты пока что оптимист,
Судьба с судьбой играет в вист
И в мозгоеблю.
Судьба судьбу согнёт в дугу,
Ты только крикнешь: "Не могу!"
И навернёшься на бегу
Душой об землю.
Душа пуста, земля сыра,
Sera, конечно, que sera,
А что не выйдет ни хера -
И так понятно.
Судьба не выдаст, чёрт не съест,
Ты накропаешь палимпсест:
По тексту знаки вперехлест,
Прорехи, пятна.
Огни, дороги, дикий лес,
Судьба судьбе наперерез -
Отнюдь не худшая из пьес,
Сойдёт, не так ли?
Судьба в ответ: "Увы, не так.
На сцене форменный бардак,
Злодей - поэт, герой - мудак
В твоём спектакле."
Ты сед, как лунь, ты бел, как мел,
А если выбраться сумел,
То дальше просто - опохмел,
Да сны, да мели.
И что душонка? Волчья сыть.
И что маршрут? Дурная прыть.
Куда важнее не забыть
Об опохмеле.
Герой сидит за мерзкий нрав,
Злодей во всем, похоже, прав,
Судьба, судьбу ногой поправ,
Трясет манжету,
Стирая пятна от чернил:
Ты ничего не починил,
Не сочинил, не подчинил
Себя сюжету.
Злодей горазд тачать стишки,
Герой пакует вещмешки,
Всё чаще слышатся смешки
На бельэтаже.
Кто трубачи, кто палачи,
Не разобрать в глухой ночи,
Хоть разглагольствуй, хоть дрочи -
А пьеса та же.
proxodimec: (Default)
И сам-то не разберешь, что шаманы твои прошамкали,
Наплел, накрутил вельми - не усвоим, пока живем:
Мечтает ли мандавошь о своей мандавошьей Шамбале?
Надеется ли гельминт возродиться иным червем?
Тропишь себе, мир творишь из ничейного и нечетного,
Дорогу несешь в холмы, освещенную добела.
Как водится, не узришь наверху ни черта, ни чортена,
Ни черточки-червячка, хоть на карте она была.
Воистину, кто поймет, по случайности, в результате ли
Ошибки, ища родство со Вселенной, находишь бред?
Вот ежели хуемет - против роты хуеметателей,
То кто победит кого? Да и толку с таких побед?
Шагай же, дорогу шей, подвергай свою блажь экзаменам!
Измучен и бестолков, обнаружишь - замри, взирай -
Обитель великих вшей на лобке Локешвары каменном,
Нирвану для червячков, как распахнутый сфинктр в рай.
proxodimec: (Default)
От диких скал до туристических клише
Чего на карте мы еще не помечали?
И вот романс "Не утоляй моей печали"
Аккомпанирует сосискам и лапше.
Дурная морось, европейский антураж,
Вполне банальный элемент дороги дальней.
И ты жуешь себе в задрипанной едальне,
Почти не слушая лирическую блажь.
Бесцельный путь не изменился ни хрена
От обаяния старинного романса,
В нем нехватает лишь еды, а чувства - масса,
Твоя печаль давным-давно утолена.
Ты будешь жить - гляди, как много стран вокруг -
Хоть в Тринидаде и Тобаго, или в Того.
А здесь обидели какого-то святого,
И с той поры у всех все валится из рук.
И с той поры не прекращался стылый дождь,
Как в том стихе, "все было пасмурно и серо"...
"Не уходи..." - споет горластый романсеро,
Но ты расплатишься по счету и уйдешь.
proxodimec: (Default)
- Ах, сударыня, пройдемте на лужочек!
Так вольготно и свежо сегодня там!
- Ах, едва ли луг таков,
Там три дня пасут быков,
И говна уже по пояс даже вам.

- Ах, сударыня, вы, верно, наблюдали,
Как цветочки вырастают на говне!
- Я, признаться, не ебу,
Я видала их в гробу,
Что цветочки, что какашки не по мне.

- Ах, сударыня, отбросим экивоки:
Я хотел вам запендюрить с бодуна!
- Я вам так скажу, дружок:
Вы ступайте на лужок,
И ебите там быков среди говна.

- Ах, сударыня, какая же вы стерва!
Впрочем, я бы и к стервозности привык...
- Я ценю такую страсть,
Но закройте вашу пасть,
А иначе вам туда нагадит бык.
proxodimec: (Default)
Ты можешь быть крут и непобедим,
Но в поле сильнее рать.
Когда-то я был бездарно один,
И был готов проиграть.
Не зря говорят: одна голова
Полезна, а две - вдвойне.
И стало меня как минимум два,
И нету предела мне.
Ведь жизнь не всегда тупа и груба,
В ней больше побед, чем слез.
Пускай дураков разделит судьба,
Меня разделил митоз.
Мы собственный мир творим на заказ,
Надежно, как два станка.
Одна на двоих задача у нас,
И разум, и ДНК.
Как сладко прильнуть к родимой душе
Без всяких гамет и пут.
Нас стало 512 уже,
Пока я писал сей труд.
Нас орды, нас сонмы, нас тьмы и тьмы,
Мы мчимся по временам.
И это наш мир, и те, кто не мы,
Послужат подкормкой нам.
proxodimec: (Default)
Вот так с утра погрязнешь в винопитии
И к вечеру уквасишься в говно.
На серой простыне, как на Юпитере,
Опять Большое Красное Пятно.
Не то у новой бабы менструация,
Не то, как Старший Плиний, сам протёк.
Из Бродского бы вставить, из Горация...
Да что за Рим - спьяна и без порток?
Какого корчить ментора, провидца ли,
Когда назавтра лопнет голова?
Кругом одни тотальные провинции,
И все у моря, благо - острова.
В таком ландшафте следовало б с томиком
Латинских од гулять, писать свою.
Но толку-то прикидываться стоиком,
Когда и не стоит, и не стою?
Квириты тоже пили, но не пропили
Своих богов - налей и оцени.
А мой алтарь, соплёй на римском профиле -
Пятно посередине простыни.
С тахты не встать - Юпитер, гравитация,
Обилие весьма тяжёлых Ж.
Но как же скучно! Может, из Горация
Чего припомнить? Пробовал уже.
Сержусь. Неправ. Сейчас из койки выдеру
Себя, и обращусь душой ко злу.
Нет, вряд ли - что дозволено Юпитеру,
Отнюдь не полагается козлу.
Свободы нет ни в буйстве, ни в терпении.
В подушку наблевал какой-то гад.
И я, патриций, мёртвый для империи,
Лежу, пержу, как газовый гигант.

***

Dec. 9th, 2016 06:36 pm
proxodimec: (Default)
Неужели ты думаешь, это потом пройдет,
Превратится в былину, в анамнез, в сухой отчет?
Ну за что ты цепляешься? Вновь "Корабельный кот"
Обживает наушники; Стикс опять не течет.
Никуда не взлетит этот ястреб, уже окстись,
Вообще, отключи-ка Медведева, вставь гу-цинь.
Скоро снова разлив Ирравади - какой там Стикс!
А бурбон и в Янгоне дешевый - но с ним остынь.
Ну подумаешь, трахнул не ту, забухал не с тем,
Ну муссон затяжной, ну на небе глухая жесть.
В этом тексте набросано столько безумных тем,
Что тебе - на бамар, на английском - не перечесть.
В этой книге обложка, и та - иной коленкор,
Прорастает в ладонь, папиллярный меняя код.
Вот в Камбодже, похоже, открыли второй Ангкор -
Это я понимаю; а что "Корабельный кот"?
С темы трассы тебе ни прохладно, ни горячо,
Правды нет ни в ногах, ни меж ними, ни где-то над.
Ну сходи, соверши приношение Ко Джи Чо,
Попытайся забыть, что ты сроду не веришь в нат.
Сам же выбрал маршрут, отработал наверняка:
Устраняя себя, над собой обретаешь власть.
Не дождется нелепая девочка с маяка,
Как и та, возле пагод Мульмейна, не дождалась.
proxodimec: (Default)
Trying to cross our tongues (nothing to do with kisses);
Mine irritates your guts, yours entirely misses,
For your tongue is melodic, full of bizarre pronouns,
Tonal, monosyllabic, difficult to pronounce.
Mine is strict and straightforward, mathematical, even -
Syllogisms and causality, total derives from given,
"Cool" is an understatement - more like zero Kelvin,
Not prescribed for your ears, elongated and elven.
Trying to cross our tongues; it's hopeless, but amusing.
No way to equate my formulae and your music,
Linking minus and plus to launch a current of power,
Shooting arrows at God from the height of this tower.
Our phallic contraption, then, is bound to crumble.
Dodging lethal debris, gaining nothing but trouble,
Wasted, lost in translation, will we at last be able
To quit this linguistic game, this frantic Scrabble of Babel?
proxodimec: (Default)
Словно мало в мире иных проблем,
Обнаглел крысиный король.
Корабельный кот надевает шлем,
Примеряя новую роль.
И взлетает борт, как волшебный крис,
Фюзеляжем небо скобля.
В затяжной войне против мерзких крыс
Самолет верней корабля.
Носовая пушка взамен "Привет!"
Два Hellfire-а вместо "Мерси!"
Никакой катаны в кабине нет,
И вполне исправны шасси.
Он не бог, не ветер, он просто кот,
И ценя его прямоту,
По одной посадке на каждый взлет
Выделяет небо коту.
И текла кровавым дерьмом заря
На его летящем штыке,
И визжали крысы, живьем горя,
Когда смерть входила в пике.
Кот - обычный хищник, не дух, не черт,
И плевать хотел с высоты,
Что нелепым писком средь серых орд
Бестолково мечешься ты.
А когда-то кот охранял твой сон,
Ты жирел, храпя и тупя.
Что ж, теперь ты крыса, и значит, он
Удалит из мира тебя.
Не спасет нора от поющих бомб, от его небесных клыков,
А вредитель должен гореть, поскольку расклад на свете таков:
Если ты несешь на крыле грозу,
То никто тебе не судья,
Ну а если ты просто так, грызун -
Бесполезна сущность твоя.
Ты не стоишь даже того белка,
Из какого слеплен судьбой.
И вот-вот по небу черкнет строка -
Это кот летит за тобой.
proxodimec: (Default)
Никакого, нахуй, нет вдохновения,
Жизнь дебильная вконец измудохала.
Я бы стал самим собой на мгновение,
Только я ли выйду? Нет. Что-то около.
Я попробую еще не расплавиться,
Может, выпадет судьба не бездарная.
Раздевайся и ложись, раскрасавица!
Что спасет меня теперь? Лишь пизда твоя.
Подорвусь я, как герой на задание,
Дев любить, драконов бить да врагов стрелять.
Накрывается мандой мироздание,
А внутри шумит весна - заебала, блядь.
Сердце бьется через раз, подзадрочено,
Стонет в койке леди Ли или Натали,
Хуй стоит, а на душе червоточина -
Почему я, блядь, живу, да и надо ли?
Никакого проку нет в одиночестве,
Но и с бабой хуета не окончится,
Нету в блядстве высоты, нету почести.
Для чего ж я их ебу? Просто хочется.

Godspeed.

Sep. 4th, 2015 06:49 pm
proxodimec: (Default)
Бывает, что жизнь собьет тебя под колени
И тянется, тварь, клыками к яремной вене,
И цели ее просты,
Но это упал не ты,
А ты улетел оттуда к ядрене фене.
А то вот еще привычно - найти забаву:
Терзаться, бульдожьей хваткой держась за бабу.
Но что прогудел паром,
Не вырубишь топором,
Все в норме, и завтра плыть тебе на Сумбаву.
Сумбава, известно, остров, на коем джунгли.
Такая жара, что уши, и те пожухли.
Светило сулит мигрень,
Вселенная жмется в тень,
А ты уже смылся к северу - ну не жук ли?
И в целом, девиз реальности - хрясь по мОрдам.
Проблемы, увы, решаемы лишь post mortem.
Однако - толчок стопой,
И новой тропой в запой,
И дальше, и скорость, скорость - а там посмотрим...

25/12/2014

Sep. 3rd, 2015 05:17 pm
proxodimec: (Default)
У этой чужой земли ограничен набор даров:
Эротика, красота, но не чудо и не пикантность.
Ее луноликий бог неулыбчив и чернобров -
При взгляде глаза в глаза утыкаешься в эпикантус.

Рождественских звезд немного - не хочешь, не замечай,
Тут в целом никто не гонит per aspera, блин, ad astra.
И празднуешь с темнокожей, игрушечной, пьющей чай,
Охочей до фейерверка, гульбы, но не христианства.

Так странствуешь, выпиваешь, тропишь, закаляешь сталь,
Глядишь, как плетутся следом нелепые эпигоны.
С одной стороны Меконга - грохочущий "Gangnam Style",
С другой - вообще неясно, какие по счету горы.

Тут даже не давит небо, надежды не бьют под дых,
Все зелено, ровно, плавно. Сидишь, прибавляешь к данным
Сегодня - чащобы храмов, кирпичных и золотых,
Вчера - в себе заплутавшую дщерь Tuatha de Danann.

И в общем-то, праздник вышел обыденным, как всегда,
Издержки дороги - участь, достойная проходимца.
А если и вспыхнет в небе какая-то там звезда,
То это опять сверхновая - нет, никто не родился.
proxodimec: (Default)
На хуя мне ваша скрипка, братцы инопланетяне?
Я ищу любви и ласки, а не смелую строфу,
Я вообще всю жизнь работал исключительно локтями,
Пиздил вялых долбоёбов в стиле пьяного кунгфу.
У меня же, блядь, талантов не водилось и в помине,
Я такой же, нахуй, гений, как похмельный хомячок.
Из меня хуёвый Моцарт и поганый Паганини,
Я вам в жопу запихаю этот маленький смычок.
Тут кругом такие рожи - ни ебала без тентакля,
Ждут кровавого спектакля, мелких пидоров жуя,
Я ищу любви и ласки, словно рифму к слову "пакля",
Расперделся, заебался... Не выходит ни хуя.
Ночью - ёбарь-перехватчик, поутру - мудила хлипкий,
Впрочем, тоже не проблема - два стакана, и готов.
Но никто не хочет водки, все хотят волшебной скрипки,
Раскидав свои тентакли между зрительских рядов.
Что ж, видать, любви и ласки сам себе не подготовишь,
Наливаясь самогоном да истошно гогоча.
Погляжу в тупые зенки ваших ёбаных чудовищ
И погибну, как педрила, блядской смертью скрипача.
proxodimec: (Default)
Дорога в 10N ли
.


Дорога в тысячу ли
Не кончается сим числом.
Набор десятичных цифр
Вообще не опишет дали.
Напротив, твои нули
Проверяются на излом
Маршрутом; отчасти - ци.
Дальше сюнну. Или кидани.
Допустим, Кашгар, Кашмир,
Слава духам, что не кошмар.
Тянь Шаня снега прошли,
Колея повернула к лету.
Под шею ложится мир,
Словно скатанная кошма -
На каждый из тысяч ли
По безумному диалекту.
Базары и корабли,
Скалы в наледи и в плюще,
И снова снега - не все ж
Оставлять за кормою зимы.
Дорога в тысячу ли
Не кончается вообще,
Тем паче, когда несешь
То ли бред, то ли три корзины.
proxodimec: (Default)
Сухой сезон - погибель духа.
Бездумный трах, глобальный крах.
Встречаешь рожу Винни-Пуха
Во всех случайных зеркалах.
Рассудок ромом изувечен,
Распределен на три страны.
И в ежедневнике на вечер:
"Модифицировать штаны".
.
Во всем заметна пустотелость.
И вычисляется с трудом,
Чего мне дома не сиделось?
А также - что такое дом?
Душа расплавилась, и скоро
Польется спиртом из ушей.
А то - забить, смотаться в горы?
Там тоже пусто, но свежей...
.
В мечтах - огонь, а лучше - атом.
Вокруг размножился бардак.
Сухой сезон, песец котятам.
Но в целом, можно жить и так,
С упорством точного девайса
Употребляя пустоту.
Ну что ж, красотка, раздевайся,
Покувыркаемся в поту!
proxodimec: (Default)
Весь мир - театр, и кажется, бунраку.
Интрига примитивна - жуй, косей,
Попсей, и впереди планеты всей
Танцуй свой выход на потеху мраку.
Так, перепутав тексты, на Итаку
Из тьмы дорог явился Моисей.
Весь мир - La Scala, лестница времен.
Украдкой глядя в нотную бумагу,
Ты рвешьcя в рай, выхватываешь дагу...
А рай измерен, взвешен, заклеймен,
Там пьют с Шекспиром желтую бодягу
Вергилий, Данте и Мондзаэмон.
Эсхил кивает - заходи, чувак! -
В партер апарт показывая "фак".
proxodimec: (Default)
Мне нравится, что вы больны не мной...
М. Цветаева
Мне нравится, что вы больны сильней,
Что я, когда и болен, то не слишком,
И весь сюжет, как Абэ-но-Сеймей,
Свожу к философическим мыслишкам.
Что время - нет, пространство - нам судья,
Что строже не отыщется арбитра,
Что до сих пор у каждого своя
Планета, и тем более - орбита.
Предвижу, что тяжелая земля
В который раз окажется в ударе,
И скорчится орбита до нуля,
И кончится ничем моногатари.
Нет, суть не фатализме ваших зим -
Здесь, в Азии, мы все немного маги;
Здесь я мудрец, а ты мой сикидзин,
Ручной божок из рисовой бумаги.
Но выгляни - снаружи не Хэйан.
Какой, к чертям, Кодзики? Что за ками?
Мне нравится, что все летит к хуям
И мир плывет под нашими ногами...
proxodimec: (Default)
Океан - температуры тела, даром что сезон дождей еще не закончился. В жаркий, наверное, закипит.
Ночью из-под ног разбегаются пальмовые крабы размером с мою ступню (у меня 44-ый, если что). Свет налобника слепит их, и если двигаться по-кошачьи быстро, можно успеть щелкнуть краба по панцирю, пока он не очухался и не закопался в норку.
По мелководью бредет мужик с керосиновой лампой и острогой - ловит головоногих.
В отлив крупную гальку на берегу обсиживают крабы-отшельники, каждый в собственной раковине. Сидят и щелкают.
В туалете обнаружился живой музей арахнологии - от входа насчитал 4 вида паукообразных, включая что-то огромное, типа фаланги, и миниатюрного скорпиончика.
Вчера рыбаки угостили дельфинятиной. Редкий случай, когда новый вкус можно точно описать словами: и рыба, и мясо. Строго 50/50.
Россыпь битого коралла на черном песке выглядит, как бесконечный тест Роршаха.
.
.
.
Что позволено Бродскому -
Не пристало БОМЖу.
По экватору броскому
Прохожу. Провожу
Вечера, да и ночи все,
Под крупицами звезд,
Не ища в одиночестве
Ни страну, ни погост.
Подвизаюсь в купании,
Занимаюсь собой.
Ни компа, ни компании.
Океанский прибой.
Page generated Sep. 25th, 2017 05:56 am
Powered by Dreamwidth Studios